01.02.2008

Как прошивалась сталь

Газета «Новое поколение»
Андрей Губенко,Талгат Галимов (фото)

В конце прошлого года в нашей стране был построен новый завод. Продукция его общеизвестная и широко используемая: это стальные трубы. А вот само предприятие - KSP Steel - уникальное и аналогов в СНГ не имеющее. А может, и во всем мире

Казахстанская кузница
Павлодар еще в советские времена пользовался славой индустриального города, эдакой всеказахстанской кузницы. И хотя многое в структуре отечественной экономики теперь изменилось, город по-прежнему остается в авангарде промышленности. Был успешно модернизирован нефтехимический завод, отстроено новое алюминиевое производство... И только знаменитый некогда Павлодарский тракторный завод так и не вписался в нынешнюю эпоху.
Впрочем, пусть тракторов здесь больше не производят, однако фабричные трубы дымят, и жизнь, так сказать, кипит. Благодаря не в последнюю очередь KSP Steel: ведь именно здесь и расположился новый завод.
Вообще появление принципиально иного производства на территории бывшего тракторного не прецедент. Еще в начале века здесь разместился сталелитейный завод «Кастинг», вернее, Павлодарское отделение ТОО «Кастинг» (общество имеет предприятия и в других городах); если быть точным, завод носит несколько ностальгическое название – имени 10-летия независимости РК.

И вот теперь к сталелитейному добавилось еще и трубопрокатное производство. Фактически новые предприятия нынче занимают 4/5 территории советского гиганта. И продолжают появляться все новые. Впрочем, о планах – в свое время.
А пока повторюсь, что Павлодар не сбавляет темпов и может похвастаться не только красивейшими «культурными» новостройками (выдающейся мечетью имени Машхура Жусупа, величественным православным Благовещенским кафедральным собором на берегу Иртыша, изящным Ледовым дворцом), но и промышленными рекордами.

Железные правила
Чем уникален новый завод? Во-первых, конечно же, новыми технологиями. Если у соседей-россиян в тех же Первоуральске и Челябинске трубы продолжают делать по старинке, то KSP Steel буквально напичкан современным оборудованием от лучших производителей планеты. Сейчас завод, хоть и начал работу, еще не закончил фазу последних испытаний продукции, и потому его цеха - как Вавилон. «Кого здесь только нет: итальянцы, немцы, канадцы, хорваты, россияне...» – рассказывает директор Анатолий Абдрахманов. Все они тестируют технику и уедут лишь тогда, когда настроят ее оптимальным образом.
Вместе со старшим мастером Каржаном Жаламановым мы идем внутри гигантского ангара. Когда-то здесь также располагался какой-то из многочисленных цехов тракторного завода, но он переделан от пола до потолка, не говоря уже об оснащении. Звучит зычный гудок, означающий, что конвейер запущен.
Видели вы когда-нибудь, как делается труба? Процесс, надо сказать, впечатляющий. Раньше трубы изготовляли из загнутого железного листа или двух половинок-колодок, сваривая их одним или двумя швами. Но в том-то и фокус, что Павлодарский завод называется KSP Steel - то есть Kazakhstan Seamless Pipe Steel, Казахстанский завод бесшовных стальных труб.

...Трехметровая железная цилиндрическая чушка-заготовка нагревается в печи до алого цвета и подается на главный заводской агрегат, так называемый прошивной стан. Именно здесь и совершается волшебство: заготовка сжимается со всех сторон, одновременно в нее втыкается вертящийся стержень, и светящийся металл, выдавливаясь и стремительно накручиваясь на него, за десяток-другой секунд из цельной болванки превращается в полую гильзу, а затем и в тридцатиметровую трубу (удлиняясь то есть по сравнению с заготовкой почти в десять раз).
Она имеет жизнерадостный апельсиновый цвет, но итальянцы, монтировавшие оборудование, называют ее тем не менее «зеленой», то есть «незрелой» трубой. Вообще последовательность превращений, по словам моего проводника, такова: заготовка, гильза, зеленая труба, черновая труба. Пока, наконец, пройдя через все следующие по циклу станы, печи и пилы, приобретя требуемый заказчиком диаметр, толщину стенки, длину и прочая и прочая, труба не получит окончательный, товарный вид.
Производительность завода составляет 270 тысяч тонн. Много это или мало? Инженеры KSP Steel рассказывают, что когда они проходили стажировку в Челябинске и поведали тамошним спецам о характеристиках павлодарского предприятия, те сокрушенно закачали головами: вся, мол, Сибирь и Дальний Восток будут ваши. Россияне с их приверженностью традиционным технологиям и, соответственно, качеством вчерашнего дня конкурировать с нами не смогут. Что ж, проект стоимостью в 800 миллионов долларов, наверное, обязан обеспечивать такой гандикап на рынке.

Реинкарнация стали
Но не только европейская техника последнего поколения выгодно отличает KSP Steel от разбросанных по СНГ собратьев. Проект экологичен – и в первую очередь благодаря тому, что работает исключительно на вторичном сырье. Ведь заготовки – те самые железные чушки – поставляет на KSP Steel вышеупомянутый сосед, возвышающийся через фабричную дорогу, – Павлодарский сталелитейный завод имени 10-летия независимости РК. Который работает на черном металлическом ломе. Так что два завода теперь представляют единый технологический цикл: от никому не нужного железного хлама до всеми востребованного высокотехнологичного товара.
Впрочем, мы, конечно, слегка погорячились, назвав металлолом никому не нужным. Долгое время казахстанский лом весь уходил на экспорт по грошовым ценам, хотя вполне мог бы «работать» на отечественную экономику. Но теперь эту ситуацию удалось переломить: павлодарский «Кастинг» в год производит 1,2 миллиона тонн продукции, и 95% сырья составляет лом (остальное – различные добавки для получения той или иной марки стали или чугуна).
Из них, повторимся, лишь 270 тысяч тонн составляют те самые железные чушки, из которых будут делать трубы. А что же еще почти миллион тонн? Для получения ответа на этот вопрос мы вместе со старшим мастером Асетом Касимгазиновым идем в цех, где производится так называемый мелкий сорт. Вагоны по рельсам подвозят разнокалиберный лом прямо к огромным печам, где при температуре в полторы тысячи градусов и происходит реинкарнация железяк. Грохот при этом стоит такой, что на ум приходят метафоры вроде адова пламени и скрежета зубовного: скрежет этот слышишь не ушами, но животом.
А выходят, в конце концов, отсюда квадрат и круг разного сечения, проволока, катаные шары для горно-обогатительных комбинатов, арматура для строительства и прочий симпатичный металлопрокат.
Конечно, по сравнению, например, с темиртауским Карметом (мощность 5,2 миллиона тонн в год) один миллион тонн не выглядит рекордом, однако, как мне объяснило руководство завода, это отнюдь не минус, а, наоборот, плюс предприятия.

Павлодарский «Кастинг» – первый в республике сталелитейный мини-завод, и новизна его заключается именно в этой приставке «мини». Не секрет, что советская экономика и, в частности, металлургическое производство страдали гигантоманией. Возможно, в контексте нужд «военки» огромные комбинаты, выдававшие на-гора миллионы, а то и десятки миллионов тонн стали, и были оправданы. Но времена меняются, и конъюнктура меняется вместе с ними. Сегодня эти динозавры советской промышленности сталкиваются с теми же проблемами, что и когда-то динозавры настоящие.
Закон металлургической эволюции: гигантов вытесняют компактные, более приспособленные к стремительно изменяющемуся рынку мини-заводы. Не случайно сейчас 70% мирового производства стали приходится именно на мини-заводы. В чем их преимущество?
Значительная часть себестоимости стали – транспортные расходы. И поэтому, согласитесь, гораздо экономичней построить небольшой заводик, обеспечивающий нужды региона, чем везти продукцию за тридевять земель. Единственное условие – наличие сырьевой базы. Но и она с учетом новейших тенденций – уже не проблема. Вторичная переработка сырья кардинально изменила ситуацию в этом вопросе. Сегодня использовать вторичное сырье однозначно выгодней, чем первичное. Действительно, выигрывают все: недра сохраняются для будущих поколений, экология не загрязняется чрезвычайно вредными добывающими производствами (как на том же Кармете), а железный лом, который прежде по дешевке вывозился за границу, «создает» новые рабочие места, кормит людей и обеспечивает экономику необходимой продукцией. Сейчас, например, на обоих заводах – KSP Steel и сталелитейном имени 10-летия независимости РК – работают более 6,5 тысячи человек.
К тому же металлолом в отличие от руды есть везде.
Другой плюс мини-заводов – мобильность производства и легкость переустройства в зависимости от рыночной конъюнктуры. Чтобы перейти на востребованную «здесь и сейчас» марку стали, диаметр или форму труб, не требуется значительных средств и времени. Тогда как перестроить гигант в требуемые рынком сроки практически невозможно.
Так стараются работать сейчас во всем мире, так работает и «Кастинг».

Павлодар – Кокшетау
А в заключение, как и обещалось, – о планах. Ни Павлодар, ни «Кастинг» не собираются сдавать позиций. В рамках машиностроительного производства, которое сейчас имеется на предприятии, в ближайшем будущем будут запущены еще, как минимум, два новых проекта. Это, во-первых, цех ферросплавов, в которых так нуждается отечественная экономика. А во-вторых, предприятие будет делать арматуру для нового цементного завода, который через два года Казахстан планирует построить в Кокшетау. Не только цемент, столь востребованный сегодня в стране, будет таким образом производиться у нас, а не импортироваться, но и сам завод, как утверждают местные инженеры, хоть и будет построен по датской технологии, на 80% соберут из казахстанских материалов. А именно из продукции, произведенной ТОО «Кастинг».
И это еще одна хорошая новость для Казахстана.


Павлодар - Алматы